Синореализм 101

Wei Gensheng: Шанхай, Китай.

У меня появилась в среде русских националистов некая репутация «синофила». На самом деле, мне как-то безразлично, считаете ли вы, что китайцы — наследники древней, пятитысячелетний культуры, чья страна заслуживает снова стать “Среднем Королевством” всего мира, либо что они — аутистичные, богоборствующие роботы, которые убивают своих девочек в матке и едят собак.

Но если меня не особо интересуют Ваши личные мнения о китайцев — любите ли вы их, ненавидите их, молитесь на них, трахаете их, и т.д. — мне все-таки хотелось бы, чтобы мнения о Китае и китайских способностей среди людей, которые в будущем, возможно, будут управлять страной, были бы основаны на реализме, а не каком-то фоменковско-галковском бреде.

Итак, я презентую список наиболее важных фактов о Китае.


Человеческий Капитал КНР

Самый главный и ключевой факт — китайцы достаточно умные. По крайней мере, они не глупее японцев.

Многие годы, американские комментаторы приводили пример Японии, которую тоже все боялись в 1980-х, как “доказательство”, что Китай тоже, в конечном итоге, не сможет стать настоящим конкурентом гегемонии США, при этом опускаю маленькую деталь: Китайцев в десять раз больше.

Они стабильно получают больше среднего балла среди стран ОЭСР в международных стандартизированных тестах умственных способностей, и я даже не говорю не о широко-известных результатов Шанхая, а о рядовых провинций в т.н. «глубинке». (В PISA 2009, результаты в провинциях были слиты; в PISA 2015, существуют публичные данные не только для Шанхая и Пекина, но также и для Цзянсу и Гуандун). Эти результаты вполне на уровне Японии, Южной Корее, и этнически китайского Тайваня.

Результаты PISA 2015.

Это важно, потому-что стать богатым без мозгов (но или очень много нефти на душу населения) — невозможно. По крайней мере, никому это пока не удалось.

Не буду это здесь разъяснить, так как написал целую статью на Спутнике об этом.

С другой стороны, даже умные вполне могут остаться бедными при коммунизме. Китайская экономика до сих пор находится существенно ниже своего “естественного” уровня на основе среднего IQ, поэтому можно ожидать, что Китай должен стремительно быстро расти. Мы действительно такое и наблюдаем после конца шизофренического маоизма. (Интересный факт — даже СССР был маяком экономического разума по сравнению с Китаем 1960-х и 1970-х, когда у китайского рабочего была более высокая вероятность умереть на своей работе, чем перейти на другую).

Более того, как я отметил пару лет назад, рост китайской экономики с 1990 года практически один в один коррелируется с ростом южнокорейской экономикой после 1970 года и с ростом японской экономикой после 1950 года.

Нет причин ожидать отклонений в будущем.

Кстати, по графику видно, что возможно появятся некие перебои, как были у Японии (нефтяные шоки 1970-х) и у Корее (финансовый кризис конца 1990-х). Возможный источник аналогичного кризиса в Китае — достаточно широко известная проблема плохих долгов госкорпорациях и местных правительствах. Допускаю, вечные “China bears” вроде Гордона Чанга, которые предсказали все десять из последних несуществующих китайских рецессий, наконец-то временно окажутся правами — но ненадолго.

Это ключевой аргумент. Перейдем теперь на часто встречаемые возражения.


Экономика

Богатое побережье и бедный тыл

Побережье, конечно, в среднем более развитое, но региональные разницы свойственны практически любой стране.

Более того, это не какие-то шанхайские “буржуи” против “голодающих крестьян” Хэнаня. Сегодняшний Китай — типичная страна со средним уровнем дохода, наподобие Мексики или Румынии. ВВП (ППС) на душу населения в Китае в последнем году: $17,000 (Бразилиа: $15,000; Мексика: $19,000; Румыния: $23,000; Россия: $27,000). Проникновение Интернета на уровне 58% (Россия: 76%). В прошлым году, китайцы купили 29 миллион автомобилей (Россия: 1.6 миллионов, или в два раза меньше на душу населения).

Джордж Фридман в книге “Следующие 100 Лет” фантазировал про бунт внутренних провинциях, которые развалят Китай (и таким образом спасут американскую гегемонию). Он также фантазировал про “Наступающая Войну с Японией”, поэтому я не знаю в какой степени его надо принимать всерьез.

All Chinese prosperity based on exporting goods, so your main leverage is a naval blockade that will destroy their economy (you cant pull that trick with US for example). Taking over underdeveloped internal regions Russians then can use hordes of poor and wild rural Chinese for fielding up Chinese version of Vlasov army of desperate peasants for final push on the coastline cities using poor and hungry against fed and wealthy. Rob the robbers comrades! Take over Shanghai and then feast on cities ruins! Comrade Vlas Ov signal the attack on coastline bourgeoise! Ha-ha classic class struggle used on a communist society what an irony (thats called using social technologies instead of mil spending thats what was done to us in 1917 thats what we must do to others). China doesnt have monolith nation so that shit should work like magic. — Егор Погром

Но явно с этих основах берутся фантазии разнорабочего о создании некой “Ханьской Освободительной Армии”, которая захватит богатые восточные провинции и каким-то образом перейдет под власть РНГ. Даже не говоря о очевидные вещи вроде разницы а промышленном потенциале РФ и КНР (то есть, сегодня, а не сто с чем то лет назад), давайте начнем с такого наиболее элементарного вопроса — кто будет руководить китайскими повстанцами?

Учитывая, что в РФ серьезной китаистики, как таковой, нет (спросите у Габуева), а вот тем времени в Китае:

В государственной китаистике дела обстоят немногим лучше — даже в закрытых аналитических подразделениях спецслужб. Например, в ГРУ Генштаба трудится один (!) аналитик по ВВС Китая (до сердюковской реформы было целых два). А во время российско-китайских военных учений “Морское взаимодействие-2012” лингвистическое сопровождение осуществляли около 200 молодых китайских офицеров, прекрасно владеющих русским. С нашей стороны переводчиков было трое.

… то если кто-то и будет создавать какую-то “освободительную армию”, то точно не мы.

Китай критически зависит от американского потребителя

На самом деле, вернее сказать, только определенный регион Китая — побережный Юг и Юго-Восток — сильно зависит от экспорта.

Эти регионы будут страдать в случае торговой войны с США, но остальная масса Китая — то есть, там, где проживает больше 75% китайского населения — обойдется в сторонку.

Об этом писал The Economist уже десять лет (!) назад:

Once these adjustments are made, Mr Anderson reckons that the “true” export share is just under 10% of GDP. That makes China slightly more exposed to exports than Japan, but nowhere near as export-led as Taiwan or Singapore (which on January 2nd reported an unexpected contraction in GDP in the fourth quarter of 2007, thanks in part to weakness in export markets). Indeed, China’s economic performance during the global IT slump in 2001 showed that a collapse in exports is not the end of the world. The annual rate of growth in its exports fell by a massive 35 percentage points from peak to trough during 2000-01, yet China’s overall GDP growth slowed by less than one percentage point. Employment figures also confirm that exports’ share of the economy is relatively small. Surveys suggest that one-third of manufacturing workers are in export-oriented sectors, which is equivalent to only 6% of the total workforce.

Китайцы только умеют копировать

Когда страна “догоняет”, то копирование — как правило — куда эффективнее, чем вкладывать деньги в инновации (зачем изобретать колесо снова?). Это достаточно универсальная тенденция, которая наблюдалось даже в таких странах как США по отношении к Великобритании в 19-м веке. До 1880-х, некоторые немецкие производители штамповали “Made in England” на своих продукты, до того как Германия получила свою репутацию промышленного мастерства. Интересующиеся в этой стороне экономической истории могут почитать “Отбрасывая Лестницу” Ха Джун Чхана [пиратская копия].

Поэтому частота копировании или отсутствие каких-то “брендов” (что такое бренд? Это когда ты платишь в два раза больше за iPhone чтобы просигналить свою гомосексуальность) ничего не значит. Подождем еще десятилетие, и появится куча хорошо узнаваемых китайских брендах, как и раньше появилась Самсунг и Хендай. Да и вроде бы Хуавей уже успешно конкурирует на мировых рынках…


Наука

В Китае нет науки, нет автоматизации, …

Новости десятилетний давности (в лучшем случае).

По последним данным Nature Index, в Китае публикуются 54% от уровня США высококачественных научных публикаций. Этот процент в два раза больше, чем пять лет назад, и намного больше, чем в любой другой стране (например, Россия производит 2.3% от уровня США, то есть, существенно меньше чем Китай даже исчисляя на душу населения). Nature Index только включает самых респектабельных и часто цитируемых журналов, поэтому никаких приписок или мошенничества здесь особо быть не может.

В этом году, у Китая должно стать в два раза больше 2 промышленных роботов (614,200), чем во всей Северной Америки (323,000). О России, кстати, лучше и не спрашивайте, охренеете от «успехов» наших эффективных менеджеров.

Китай уже с 2015 года впрямую конкурирует с США за преемственность в суперкомпьютерах — у обеих стран всегда в районе 100-200 суперкомпьютеров в топ 500 в мире. (У России, 3).

Сфера венчурного капитала, которая играет ключевую роль в финансировании новых ИТ проектов — это фактически только США и Китай.

В сфере ИИ, Европа просто не числится, как недавно отметил бывший президент Гугла в Китае. Единственное, что приходит в голову, это DeepMind (Лондон), но даже он уже давно был приобретен Гуглом.

Демократия-шизократия

Может быть она тогда не так уж и важна.

По крайней мере, научные вопросы там свободно обсуждать вполне можно. Вильгельмовская Германия тоже не отличалась уровнем демократизации, но все равно каким-то образом получала больше нобелевских премий чем любая другая страна. Ученым, по большому счету, безразлично, живут ли они в «демократии» или нет. Главное — работающие институциональные преобразования, достойные зарплаты, и отсутствие строгого идеологического контроля.

Хочу отметить, что я не совсем являюсь «синотриумфалистом». Я сомневаюсь, что Китай действительно когда-либо станет научной сверхдержавой наподобие США во второй половине прошлого века. Есть подозрения, что монголоиды в принципе менее курьезные и более конформистские, чем европейцы. Например, японское населения — 40% от уровня США, и средний IQ у них существенно выше, но они получают только одну десятую долю нобелевских премий по сравнению с американцами.

Вот даже если Китай когда-нибудь достигнет подушевой уровень Японии или Южной Корее по Nature Index — то есть, это примерно уровень Испании или Италии, и в два раза меньше, чем немцы и англосаксы — то они в сумме будут производить “только” на 50%-100% больше элитной науки чем США, не смотря на четырехкратное опережение в населении и более высокий средний IQ.

Но благодаря демографическому превосходство, Китай все равно будет, как минимум, на уровне США, и вполне возможны, существенно выше.


Галковщина

Нет имперского мышления, духа

Можно было бы даже сказать, что, смотря на китайскую историю, видишь, что единый Китай — это историческая аномалия, поэтому в моих словах про войну с Китаем на самом деле сильно меньше троллинга, чем может показаться на первый взгляд. — Егор Погром

Китай только просуществовал больше 2,000 лет как единая империя, под меритократической бюрократией с седьмого века.

Действительно, чего они об этом вообще знают?

You seriously dont understand that merchants and industrialists were never top dogs in Russian and European culture. So merchant nation like China can command some respect from Americans or half-Americans like Karlin, but will never ever earn true respect in Europe. And if Europe doesnt respect someone, then Europe conquers them. — Егор Погром

Все-таки надо читать меньше Галковского.

Нет аристократии

Еще один странный аргумент. Вроде в России сто лет назад русскую аристократию большевики перебили. А в Европе и Великобритании она давно стала демографически и экономически не значимой.

Но разнорабочий долбил по этой теми целых пол часа, в том числе…

Не умеют контролировать мусульман

Из всех анти-китайских выплесков, это один из наиболее странных. А кто вообще с ними справляется нормально?

  • Россия им платит дань и дает всякие привилегии, после того как вроде “выиграла” войну в Чечне.
  • США потратила один триллион долларов в Афганистан — пожалуй, одна из самых чистых физических воплощений “shithole country” на нашей планете.
  • Европа раздают им дома и велфер, чтоб они не так часто взрывали их.

Кто вообще с ними “успешно” справляется?


Военщина

Китайские вооруженные силы — бумажный тигр. РНГ завоюет Желтороссию.

Китайская военщина развивается достаточно быстро в качественным смыслам, и во многих областях является вполне конкурентоспособной с Россией и даже США.

Проще перечислить немногие оставшиеся исключения:

  • Ядерные подлодки
  • Двигатели для истребителей
  • Стратегическая воздушная и морская грузоподъемность

Но даже эти недостатки быстро исправляются.

Вот недавно появилась новость, что китайцы намерены построить 1,000 (!!) тяжелых военно-транспортных самолетов Xian Y-20 (сравнимые по своим параметрам с американским Boeing C-17 и российским Ил-76). И буквально на днях вышла новость, что ВМФ начал устанавливать рельсотроны на своих кораблях, впереди других стран.

Корпорации RAND: The US-China Military ScorecardЗеленые квадратики — американское преимущество; красные — китайское.

Эта военная модернизация постепенно отражается на баланс сил, в том числе вокруг Тайваня и Островов Спратли. Вступать в военносрач особо не хочу, поэтому предъявляйте претензии к Корпорации RAND.

У Джорджа Фридмана есть некие странные идеи, что военно морское превосходство только возможно если у страны есть «военно-морская традиция». Это, к счастью, вроде делает какую-либо конкуренцию американскому морскому господство невозможным в принципе со стороны Китая. Как будто Вильгельмовская Германия не построила свой флот практически с нуля в 1880-х до второго самого мощного в мире после Великобритании к 1914 году.

При всем этом, Китай только тратит 2% своего ВВП на военные расходы (по сравнению с 4% в США и России). При необходимости, эту цифру можно будет резко увеличить.


Влияние

У Китая нет мягкой силы

С этим я соглашусь, и в вопреки утверждением Егора Погрома, на подкасте я это никогда не отрицал и даже наоборот сам активно выдвигал эту точку зрения.

Действительно, у Китая нет (пока) привлекательной культуры. Даже Раша Тудей куда более влиятельная, чем CCTV.

Это придет со временем. Культурная мощь, как и военная, в конечном итоге производная от экономической силы. Но культура меняется очень медленно. Европейская элита общалась на латинском тысячелетие после падении римской империи. Французский язык был языком дипломатии до середины 20-го века, не смотря на то, что относительная мощь Франции достигла свой пик где-то во времена Короля-Солнце. Сегодняшняя доминантная мировая культура — примерно на 70% американская, и на 90% англоязычная — скорее всего будет доминировать до конца 21-го века.

Если вполне можно ожидать, что китайская экономика уже скоро перейдет американскую (даже по номинальному ВВП), и что китайская военщина станет сильнее американской где-то к 2040 году, то культура будет куда медленнее продвигаться. Опять по аналогии с Японией и Южной Кореей, я ожидаю, что китайский культурный расцвет только появится после 2050 года.


Китай как Союзник России

Устал рассказывать достаточно очевидные вещи, закончу на более “стратегической” точке.

Нам с Китаем очень сильно повезло

Никаких серьезных территориальных претензий у них к России нет, и это отражается в структуре китайской военной экспансии (морской, в сторону юго-восток). Главные геополитические цели Китая — вернуть Тайвань (над чем они достаточно успешно работают, нам не помешало бы перенять некоторые идеи), и обеспечить безопасность энергетических потоков из Среднего Востока (эта задача куда сложнее, так как американский ВМФ сохраняет полную преемственность за первым островном кольцом).

Более того, как и в России с силовиками и системными либералами, в Китае существуют разные группировки. Например, шанхайские достаточно скептично относятся к России, и поддерживают хорошие отношений с США — вопреки «великодержавным» устремлениям наиболее «пассионарных» китайцев. Но сейчас доминирует пекинский блок, который более решительно настроен на отстаивании китайских интересов (что идет вразрез с интересами США), но и также является наиболее пророссийским. В последнее время вообще происходят замечательные вещи, такие как аресты крупных, политически влиятельных китайских бизнес деятелей в сателлитах США (замечательные, по крайней мере, с точки зрения русских национальных интересов).

Долой “Chimerica”, да здравствует Новая Холодная Война между американской империей и Китаем!

Китай также одна из немногих стран, где у населения преобладают ярко выраженные положительные взгляды на Россию (по опросам Левада, русские тоже положительно относятся к Китаю). Совсем иначе обстоят дела по отношению к США и Европе. Хорошо известно, что европейцы презирают Путина — и, естественно, и вовсе не потому, что там Путин предал Донбасс или сажает националистов. (То есть, при РНГ, отношения с Западом будет еще хуже, что еще больше увеличит важность хороших отношений с Китаем).

Приверженцам какой-то мифической “Великой Белой Европы” это не очень понравится, но вот к словам spandrell (автор “Биоленинизма”, который сам уже давно проживает в Китае) в Твиттер-разговоре с разнорабочим мало чего можно добавить.

Конечно, это не означает, что надо полагаться на Китай. В конечном итоге, у них свои, собственные национальные интересы — как и европейцам, на русские интересы им наплевать, и если российские отношения с Западом пойдут в ноль, то китайцы будут в очень выгодной ситуации, и будут эксплуатировать ситуацию до максимума (как они поступают со всеми, которые впадают в зависимость от них). Естественно, надо принимать все возможные меры, чтобы избежать этого — укреплять связи с третьими силами (например, с Южной Кореей — технологически комплексная экономика, которая имеет хорошие отношения как с Россией, так и с Китаем и Западом), а также повышать автаркические способности российской экономике.

Но у Китая нет религиозной русофобии Западного мира, да и национальные интересы китайцев и русских — по крайней мере, на данном этапе — естественным образом склоняют нас в стороны «альянса по расчету». Любая попытка по-настоящему решить геополитические императивы будущего РНГ — будь это при Путине или при Погроме — моментально приведет к т.н. «тотальным» санкциям со стороны вновь объединенного Запад.

Воевать на двух фронтах (даже исключительно экономически) — это глупизна lv. 80.