Почему Сергей Медведев хочет заменить Автоматы на Айфоны?

Сергей Медведев — профессор ВШЭ, колумнист «Ведомости», и друг Эггерта. В своей последней статье, он излагает свою нелюбовь к автомату Калашникова.

Этот культ [Калашникова] роднит нас с сомалийскими пиратами и афганскими талибами, с колумбийскими наркобаронами и африканскими племенами, в которых мальчиков-первенцев называют Калаш… Мы гордимся оружием прошлого века, не понимая, что играем на одном поле не с Apple и Sony, а с Зимбабве и Мозамбиком.

Чего объясняет такую неприязнь к калашу? Потому что он очень любит вымогательские цены и копирастические привычки Эппла?

Или потому что он просто хочет чтобы наша Родина была беззащитна перед внешними врагами?

Когда я читал эту статью, я спомнил одну прекрасную и показательную дискуссию в Фейсбуке на странице Константина Эггерта. В ответ на очередное жополизание Саакашвили, один недемократический журналист написал ему нижеследующее:

Рамиль Гатауллин: Саакашвили вошел в историю прежде всего как убийца российских миротворцев.

На что наш герой ответил:

Сергей Медведев: Российские миротворцы заблудились в горах и оказались на чужой территории…)) Костя, отличный комментарий!

Рамиль Гатауллин: Российские миротворцы нигде не блуждали, а были на своем посту на границе между Южной Осетией и Грузией.

Теперь все становится яснее. Какая трагедия, что российские миротворцы были вооружены автоматами, а не айфонами!

А ведь иначе бы Грузинская Армия и Шестой флот уже давно бы освободили Москву от крававого режЫма!

Правда, с одним высказыванием Медведева все-таки нельзя не согласится.

Культ Калашникова вскрывает целый комплекс российских комплексов и фобий: ущемленную гордость и тоску по утраченной силе, страх перед внешним миром и неуверенность в завтрашнем дне.

С такими «друзьями» как Сергей Медведев, России действительно не стоит испытывать никакого страха перед внешним миром.

Внутренние враги куда страшнее и опаснее.

Читать далее «Почему Сергей Медведев хочет заменить Автоматы на Айфоны?»

Статья для «Комсомолки»: Вверх-вниз по Рейтингу Свободы

Спасибо Алексею Панкину за возможность расместить мою статью в одной из самых популярных газет в России (и за заглавье!), и Александру Меркурису за несколько идей и красивых оборотов речи.

Читайте здесь: Вверх-вниз по рейтингу свободы.

Ниже расположена более длинная версия, так как комсомольцы сильно сократили оригинал из соображений краткости:

Недавно французская правозащитная организация «Reporters sans frontières» обнародовала новые рейтинги, по которым Россия занимает 148-oе место в мире. Этот вывод согласуется с ежегодными рейтингами американского «Freedom House», в которых российские СМИ признаются «несвободными». А западные страны, как мы могли и ожидать, самые свободные и демократические и впереди планеты всей.

Соответствует ли это с действительностью? У меня, как у регулярного читателя СМИ с обоих сторон информационного занавеса, давно складывается впечатление, что Западная публичная интеллигенция – включая и составителей этих рейтингов – часто считает, что «свободная» и «независимая» пресса в России только та, которая поддерживает их собственные идеи и предрассудки. Одновременно, российские СМИ которые занимают про-кремлевскую или даже нейтральную позицию – обязательно подкупленные Кремлем, не смотря на то, что самая большая аудитория СМИ в России все равно больше всего поддерживает Путина.

Между прочим, эти рейтинги доверия создаются на основе опросов  среднестатистических россиян. А рейтинги выдаваемые организациями типа «Freedom House» и «Reporters sans frontières» составляются не понятно по каким именно критериям и какими именно «экспертами».

В качестве доказательства своей позиции они аргументируют, что в России якобы нет свободы слова, и что «кровавая гэбня» подавляют голоса живущих не по лжи демократических журналистов. Действительно, такие случае бывают. Например, после президентских выборов, «Коммерсантъ Власть» напечатала фотографию бюллетеня, на которым было написано, «Путин, пошел на х**» — как выразились редакторы, это был «правильно заполненный бюллетень, признанный недействительный». Владелец газеты Усманов спешно уволил ответственных.

Жестко? Может быть, но подобных примеров в изобилии и на Западе. За оскорбления в адрес Ромни, случайно попавших в прямой эфир, был уволен Дэвид Челиэн. Из журналистов, которых уволили за критику израильского государства, можно составить целый список: Сунни Халид, Гелен Томас, Октавия Наср, и т.д. Также были уволены ни один, и не два, а несколько журналистов, которые ходили на анти-правительственные митинги «Occupy Wall Street». Самый известный журналист-разоблачитель в мире, Джулиан Ассанж, сегодня проживает в эквадорском посольстве в Лондоне, под угрозой ареста если выйдет на улицу.

Не смотря на все это, «профессора демократии» продолжают талдычить, что российские СМИ подконтрольные и ведут кремлевскую линию. Это заявление будет казаться абсурдным любому россиянину, который зайдет на странички «Ведомости», «Новой Газета», «Эхо Москвы», и ряд других публикаций. Если ищете яркий пример, где все без исключений начали беспрерывно пропагандировать ту же самую сказку, надо только взглянуть на Западное освещение войны в Южной Осетии. В этой сказке, злые русские орки внезапно напали на демократическую Дхорджию, и наделали там всякие дикости и разрушения. В то же самое время, американский канал «FOX» грубо прервал интервью с осетинско-американской школьницей, находившейся в Цхинвале, когда стало ясно что ее речь не соответствует партийной линии «вашингтонского обкома». А польского журналиста Виктора Ватера и вовсе уволили, после того как он начал рассказывать «неполиткорректные» факты о грузинской бомбежке Цхинвали и вранья Саакашвили. Но эти эпизоды никак не влияют на рейтинги «Reporters sans frontières» и «Freedom House», у которых сохраняются самые высокие представления и оценки свободы слова как в Польше так и в США.

Я не хочу идеализировать российскую прессу; у нее тоже есть куча своих проблем, например писать о личной жизни Путина это примерно такое же табу, как и критиковать Израиль в США. И ситуация с нераскрытыми убийствами журналистов намного хуже, чем на Западе, правда по статистическим данным все равно на аналогичном уровне с некоторыми другими общепризнанными демократиями такими как Бразилия, Мексика, Индия, Колумбия, и Турция.

Но не надо забывать, что нам есть и чем «гордиться». Таких американских «диссидентов» как Гелен Томас и Норман Финкельштейн не только увольняют, но и заносят в черные списки, которые мешают им дальше найти работу или получить доступ к высокопоставленным лицам. А одновременно в глупой и наивной Рашке, американская журналистка Маша Гессен может опубликовать книгу о Путине с заглавием «Человек без Лица» и удостоиться тем не менее личного интервью с президентом. А потом пойти и фактически назвать Путина идиотом в статье о своей встречи с ним в «Большом Городе», после чего получить назначение на должность директора Русской службы Радио «Свобода» со штаб-квартирой почти у стен Кремля.

В каком-то смысле России действительно осталось еще шагать и шагать вверх по ступеням рейтинга свободы слова…

Безродный Космополит

По окончании Великой Отечественной Войны, в известнoм тосте, Сталин выделил русских, составляющих большинство красноармейцев, как «наиболее выдающуюся нацию из всех наций, входящих в состав Советского Союза». На другой стороне земного шара, в рассказе “Conversation Piece, 1945”, Владимир Набоков описывает пикантную встречу с одним Белым полковником и эмигрантом Мельниковым, славившим товарища Сталина, великого вождя и красного царя, за спасение России от «евреев-большевиков» и ее превращение в доблестную страну «солдат, религии, и верных славян».

И действительно, в последущие годы в Советском Союзе властями разжигалась так называемая «борьба с космополитизмом», против художников и интеллигентов обвиняемых в «космополитизме», «низкопоклонстве перед Западом», и т.д. После создания Израиля в 1948-ом году, являвшегося альтернативным источником лояльности для советских евреев, эта борьба приобрела явно антисемитский характер. Спустя три десятилетия революционного интернационализма, «социализма в одной стране», и тотальной войны, история вернулась в будущее. Да и в выборной кампании 1996-го года, Зюганов заявлял что все было бы хорошо в Советском Союзе, если бы только Сталин прожил еще пять лет и прикончил космополитизм раз и навсегда.

Правда, мягкое понятие «безродного космополитизма» конечно не является исключительно советским. Этот образ «паразитирующего» класса космополитов – общечеловеческий, который существует со времен царя Гороха (в наши дни, полит-корректный термин – «меньшинство доминирующее рынок»). В далеком прошлом, до индустриальной революции, основной массой населения были крестьяне, с резко анти-коммерческим, анти-капиталистическим  менталитетом. Это не являлось примитивом, а было элементарной бытовой мудростью. В крестьянской общине, все были зависимы друг от друга для выживания;  введение неких денежных отношений разрушало уклад взаимной помощи. Поэтому, у крестьянских масс развились глубокие чувства недоверия и презрения к людям, исключительно занимавшимся торговлей, финансами или спекуляцией. Средневековые нравы в Европе запрещали эти занятия христианам, поэтому ими, в основном, занималась еврейская диаспора. В хорошие времена она процветала, а в плохие, особенно во времена мальтузианских кризисов, подвергалась погромам и этническим чисткам. Когда в Европе началась индустриализация, крестьяне стали переселяться в города и получать доступ к грамоте и современным средствам массовой информации. Изначально это происходило при сохранении старо-деревенского, анти-космополитического мировоззрения. Эти обстоятельства, и своеобразные общественные трения в Германии, частично  объясняют трагические события Холокоста.

В наши дни, находящихся по мнению некоторых мыслителей в конце истории, эти старые мировоззрения отмирают  – особенно в США, в стране которая сама является страной-диаспорой и меньшинством доминирующим рынок Всея Глобуса. Несмотря на это, представителей анти-космополитического мышления все еще не сложно найти. Эти размышления вызывают у меня в памяти встречу с неким русофобом и антисемитом Михаилом Вилкиным, который поразил меня своими взглядами, примерно так же как и Набоков был поражен про-нацисткими мнениями товарищей его допельгенгера в “Conversation Piece, 1945”.

– У тебя нет корней в этой стране – говорит Вилкин, с кривой улыбкой, – Ты как безродный сорняк, который летит по ветру и растет везде. Ты людской мусор, который Америка собирает со всех уголков Земли. Скатертью тебе дорога отсюда!

Я считаю эти слова, исходящие от западно- украинского иммигранта в США, несколько ироничными. Но я должен признаться, что в них есть некая доля правды. Ведь я действительно безродный космополит. Для меня, Родина не США, и не России, да и не мир (я не разделяю этот дурацкий лозунг о «гражданах  мира» принадлежащий китчу глобализации). Народные обычаи и обряды мне безразличны. Причинять зло я никому не собираюсь, но вместо с тем, ожидать от меня настоящего патриотизма или соборного поведения тоже не стоит. Да и вообще, по словам российского социолога Константина Крылова, у меня менталитет члена «народа-диаспоры»:

Мне нет дела до других, как и им – до меня. Как другие ведут себя по отношению ко мне, пусть так себя и ведут. Как я веду себя по отношению к другим, так я и дальше буду себя вести. Все действуют так, как считают нужным, и я тоже действую, как считаю нужным.

Только в тишине слово, только во тьме свет. Враг народа в железной маске. Белая ворона летит по голубому небу.